00:11 

Диспрозиум.

feathers.
Когда-то, когда люди верили в своих собственных Богов, когда люди беспрекословно приклоняли колени перед замызганными кровью алтарями, перед бездушными напыщенными жрецами, была рождена она. Маленькая Девочка. У родителей никогда не хватало на нее времени. Её даже не крестили, не посвящали. Никаких ритуалов. Никакого времени. Про Маленькую Девочку никто никогда не знал. Это не значит, что ее никогда не видели. Это значит, что ее мало кто замечал. Мало кто брал ее за маленькую детскую ручку, мало кто помогал найти дом, когда она терялась, и мало кто читал ей сказки перед сном, как любому другому ребенку. Она была словно призраком, блуждающим по холмам и побережью маленькой деревеньки. Девочка без имени. Девочка без прошлого и будущего. Она была светлее самых ярких звезд и бликов на воде, светлее солнца на пике и белесой луны. Длинные пшеничные локоны, которые так и хотелось накрутить на палец, спускались на маленькие детские плечи, а голубые глаза, пронзающим холодным светом высматривали собственные дали. Дали, которые, кажется, только она и замечала, видела, понимала. С самого детства она приходила на берег. Шла, босиком преодолевая километры полей, колючей травы, которая осенью пронзала ноги, словно осколки стекла, а зимой пробиралась сквозь глубокие сугробы, скопления, склепы маленьких колких тел. Она шла и шла, словно привороженная морем, словно на собственную свадьбу или похороны. Правда, всегда в белом. Маленькая девочка никогда ничего не чувствовала. Она не любила маму и папу. У нее не было друзей, и она никогда ни с кем не разговаривала. Нет, она умела, могла. Но не хотела этого. Каждой осенью она подолгу стояла у берега. Не близко. Не далеко. Она видела море, но никогда не подходила слишком близко, не мочила ноги или руки в соленой кристаллической воде. Пожалуй, до того самого дня. Каждый год, с тех пор, как она научилась ходить, она приходила сюда, что-то несло ее туда, ветер шептал на ухо дорогу. Маленькая девочка усаживалась на чуть влажный от приносимой ветром воды, песок, и играла сама с собой в крестики нолики. Однажды, она наткнулась на что-то, что не видела прежде. Она могла узнать что это, спросить, но предпочла не делать этого. Это были самые обыкновенные ракушки. И тогда у нее появилась мечта, одна единственная и не имеющая оснований. Знаете, как в одной из сказок – смастери тысячу журавликов, загадай желание и оно сбудется. А она решила собирать ракушки. Тысяча ракушек и она получила бы свое счастье. С того самого дня, она часто приходила на пляж, рылась в песке и находила осколки, пазлы своей мечты. Маленькая девочка делала это годами. Да, она могла как можно скорее претворить свою мечту в жизнь, но она была не столь глупа. Она радовалась тому предвкушению и растягивала это самое чувство. Хотя, может в душе немного побаивалась. Побаивалась, что ее мечта не осуществится. Боялась, но не могла признаться себе в этом. И приходя на пляж, изо дня в день, месяц за месяцем, она собирала эти маленькие рифлёные и завивающиеся звездочки, складывала их в карманы своей белой шерстяной кофты. Через какое-то время в карманы стало помещаться все больше и больше ракушек, они растянулись, а так как была уже поздняя осень, Маленькая Девочка стояла на берегу моря и грела руки в карманах, на ощупь, пересчитывая свои осколки. Они перешептываются между собой и волнуются, а Маленькая девочка гладит их рукой, успокаивая. Напевает колыбельные детства. Она знала, что скоро все закончится. Что совсем скоро она либо забудет, как дышать от счастья, либо разобьется в дребезги, словно волны о скалы во время шторма. Либо все, либо ничего. И второго она безбожно боялась. Страшилась. Но кто бы на ее месте не? Маленькая Девочка никому не рассказывала, что она делает и для чего, да и никого это не интересовало в этой маленькой, самой обыкновенной деревушке. Порой она прокрадывалась домой, пока ее родители спали, и цеплялась крохотными ручками за стеклянные банки. В них она складывала свою мечту. Вот их уже 300, 500, 700… Что может быть хуже радости, смешанной со страхом? Вот и она не знала. Однажды настал тот самый день, когда все части пазла были в сборе. Почти все. Не хватало всего одной, одной маленькой ракушки. Это была осень, которая клонилась к концу, чье время уже заканчивалось. Дул холодный северный ветер, а море не прекращая бушевало и волновалось. Поля покрывались инеем. Но Маленькой девочке все было нипочем. Нацепив на себя всю ту же белую растянутую кофту, она прокралась мимо спящих родителей и выбежала на улицу. У нее было немного времени до рассвета. Почему-то, она хотела сделать это именно вместе с ним, укутавшись в первые лучи солнца, пусть уже и не такого теплого, как пару месяцев назад. Она бежала по полю босиком, порой перепрыгивая через упавшие деревья и редко встречающиеся ветки, а за ней, на веревочке волочилось 5 банок, в которых позвякивали ракушки. Ее сердце трепеталось в радостном предвкушении, ее волосы развивались на утреннем ветру, ожидая заиграть всеми своими красками не без помощи солнечных лучей. Глаза горели. Но и сказать, что она не думала о худшем, было бы не правильно. Она думала, но не верила. Вера была важна для нее, хоть она в этом и не признавалась. Мечта подкрепленная верой есть какое-то чудо, какая-то химическая реакция, в которой одно без другого не взаимодействует. Одно без другого не существует. А она продолжала бежать, бежать до тех пор, пока не увидела побережье. Уже засохшая трава и кустарники, резко переходящие в песочную гладь. Остановившись, Маленькая девочка распахнула руки навстречу ветру и улыбнулась. Настал тот день, которого она ждала с тех самых пор, как научилась видеть, ходить, мечтать. С тех пор, как впервые увидела продолжение своих сияющих глаз, увидела нечто, что было породием зеркала, нечто, что поработило ее мысли и разум. И она улыбнулась, широко-широко, и побежала, побежала на поиски последней ракушки. Не прошло и 15 минут, как она сжимала эту маленькую звездочку, чуть ли не песчинку, в руках. Песчинка до мечты. Тогда Маленькая девочка пошла к кромке воды. Впервые за всю свою жизнь она подошла так близко, настолько близко, что можно было коснуться рукой своего живого счастья. Счастья, которое было вечно в движении. Счастье, которое успокаивало и играло самые ошеломляющие концерты, когда-либо виданные на Земле. И тогда она стала считать…считать и бросать в море по одной ракушке, медленно, про себя повторяя свое желание. Одна…вторая…третья…шестьсот семьдесят седьмая… Последняя ракушка коснулась воды, ровно на выдохе. Все засияло. Солнце тянуло свои шелковые лучи зарева к Маленькой девочке, а волны, волны впервые в жизни коснулись ее ног. «Будто пес лизнул. Большой преданный пес», - подумала тогда она. В то мгновение, в мгновение первого касания, произошло нечто необычное, нечто удивительное. Ее глаза горели пуще прежнего, наполняясь глубокой синевой, переливаясь всеми возможными оттенками, а сквозь прорези зрачков излучалось тепло. Словно распахнутые ставни старого деревенского домика, откуда вырывалось тепло домашнего очага. А волосы, волосы приуныли из золотистого в само море. Оно струилось и бежало по волосам, окрашивая в себя, словно кровь по сосудам. Их было не отличить – волосы и море. У самых корней они были словно у горизонта. Глубокий синий цвет, немного темный. А дальше? Дальше струился легкостью цвет морской волны, голубой, немного отдававший зеленым. Концы были светлыми, белыми, прозрачными, совсем как вода у ног золотого песка. В тот момент она поняла, что верила не зря, что не зря надежда обволакивала ее по ночам в моменты самых жестких раздумий, в моменты, когда она была готова бросить все. Она любила море и загадала, чтобы оно, пусть и не принадлежало бы ей, но любила ее хоть какой-то частью мирового океана. Глупое желание обыкновенного человека. Потребность в любви. Тогда море взяло ее в жены. Вода проникала шумом прибоя в само сердце Маленькой девочки, успокаивая и убаюкивая ее внутренний мир, даря безмятежный покой. Оно заполняло легкие собой, а из ее глаз текли слезы. Наверное, это всего лишь избыток соли в глазах. Маленькая девочка погружалась на дно и не замечала ни острого холода воды, и ни капли не ощущала душащего чувства нехватки воздуха. Море взяло ее под свои волны. Оно показывало ей свой мир и начинало свой недолгий путь. Кто-то бы обязательно сказал, что Маленькая девочка просто утонула, но он бы ошибся. Вскоре море ее отвергло. Но это ничего не меняло. Маленькая девочка еще долго жила на берегу своего северного моря вместе с братом моря – ветром. Вместе со светловолосым мальчиком, чье лицо было усеяно веснушками. Каждое утро он подбегал к морю и нежно будил щекоткой. Она жила так ровно до тех пор, пока волны не коснулись ее ног в последний раз, пока шум прибоя не затих в ее легких и не забрал на дно. Маленькую девочку. Девочку в белом, которая ждала и верила.



@темы: ● BJD, ● Диспрозиум (Soom Ai + Soom Minette)

URL
Комментарии
2012-09-18 в 16:02 

geekgimli
The fear has gripped me but here I go.
Очень красиво, но, хоть это и задумка, читать без пробелов маленькие буковки курсивом напрягает.
После "Американских богов" особенно красиво выглядит.

2012-09-19 в 21:21 

Kouraiuguisu~
I just wanna be free like a wild oriole.
Невероятно красиво *.*
И грустно...

   

Airport of broken birds.

главная